Наша жизнь

Главная Тула Социализация инвалидов Взгляд на мир из инвалидной коляски

Взгляд на мир из инвалидной коляски PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

Слобода. – 2017. – № 44. – 1 ноября. – С. 14.

Валерий Смирнов и его супруга Ирина: Вдвоем мы в два раза мобильнее; Фото с портала Myslo Вместе с инвалидами-колясочниками Валерием Смирновым и Ольгой Новиковой мы проехали по маршрутам, которые тестировали в 2012 году. Что изменилось за это время?

Тогда программа «Доступная среда» только начиналась. Валерий и Ольга были полны надежд и желания помочь сделать мир вокруг комфортным и доступным. На мое предложение – повторить прогулку пять лет спустя и оценить «доступную среду» в действии – они откликнулись сразу. 27 октября мы встретились офлайн.

«Доступная среда работает!»

– так считает Валерий Смирнов. Напомню, что Валера служил в Президентском полку связистом. В конце службы получил травму – перелом позвоночника. С тех пор в инвалидном кресле. Сначала – пока был жив отец, а брат не уехал служить в другой город – он почти не чувствовал ограничения в передвижении. Смирновы всей семьей выезжали на машине за город, путешествовали. Потом Валера остался вдвоем с мамой. В его жизни за пять лет произошло много позитивных изменений. Самое главное – Валера женился! И он, и Ирина светятся счастьем и всё время улыбаются.    

– Мою супругу зовут Ирина, мы вместе уже три года. Мама старенькая, в основном дома по хозяйству хлопочет.

В моей 9-этажке на углу Демидовской и Пузакова всё по-прежнему – двери лифта раздвигаем руками, чтобы коляска заехала. А вот пандус модернизировали, сделали противовес, и теперь его легко опускает одна Иринка.

Мы частенько путешествуем из Заречья в центр. Гуляем в Белоусовском парке – он прекрасен, там всё сделано правильно и удобно. Спасибо губернатору Груздеву за парк. Мы там наперегонки катаемся – я на коляске, а Ирина на сигвее.

Во дворе помехи для движения создают припаркованные на тротуарах машины. Печально, что люди думают только о себе.

А вот по улице Советской особо не погуляешь, особенно если надо проезжую часть перейти. На перекрестке Советская-Оборонная полчаса искали, где перейти, чтобы колеса на коляске не отвалились. Мы пешком тогда добрались до ТЦ «Макси». Он сделан без единого замечания со стороны меня, инвалида-колясочника. Никаких преград – ни бордюров, ни ступеней. Двери широко раздвигаются, лифты просторные, туалеты специальные. Мы частенько туда в кино или кафе ездим. Там в кинозале даже специально сиденья убираются – чтобы место для коляски появилось!

На городские мероприятия или спектакли мы ходим в Городской концертный зал. Вот и сегодня вечером идем туда на концерт. Хороший пандус сделан, двери широкие. Правда, в зрительном зале приходится в проходе стоять, не продумали чуть-чуть этот вопрос. Еще ремонт в подземном переходе нужен – в том, который со стороны Машзавода и разбитый просто вдрызг. Я там как фигурист – художественно объезжаю все рытвины и ямы. А на другой стороне улицы переход в хорошем состоянии.

Я никогда раньше не был в филармонии, а теперь она стала доступна. Там появился ступенеход! И я все пять пролетов на этом «танке» преодолел.

В Туле на 90% изменился городской транспорт. Я теперь на любом маршруте троллейбуса, автобуса или трамвая могу добраться куда захочу. А пять лет назад единственный вагон был «Мегаполис», я его по расписанию отслеживал, диспетчеру звонил, чтобы заранее выехать на остановку.

Водители общественного транспорта большей частью помогают, но бывает, что не знают, как у них в вагоне откидывается пандус. Правда, встречаются и такие, кто не хочет вставать со своего водительского кресла. Но такие – редкость.

Моей электроколяске уже много лет, но новая стоит 200 тысяч руб., а компенсация за нее всего 50. Так что пока эту ремонтирую, вот колеса недавно сменил – а то зима скоро, а резина уже лысая совсем была.

При прежнем губернаторе был советник по доступной среде – Виктор Павлович Иванов. Мы с ним в паре работали. Но, к сожалению, он умер. И меня больше не приглашают никуда. А в принципе я мог быть общественным инспектором или экспертом по «доступной среде» – экспериментально проверять все объекты.

Вот когда сквер «Тульское чаепитие» сделали, Евгений Авилов приехал принимать работу. Я ему говорю – пандус сделали круто, давайте я съеду с него, и вы посмотрите. Ну, посмотрели и переделали! Угол правильного пандуса должен быть не более 10 градусов.

Может, прочтет эти строки Евгений Васильевич и пригласит меня принимать объекты на предмет их доступности для инвалидов?

Мы с Ириной не только по Туле путешествуем – уже три раза были в музее «Куликово поле». Даже на самую верхнюю площадку поднимались – везде можно проехать на коляске. На все пять этажей – три вверх и два подземных! Кстати, я в интернете увидел ролик – американец сделал для своей машины устройство для перевозки коляски. Я сделал чертежи, и такое же устройство мне сделали знакомые на фабрике. С удовольствием поделюсь с другими – кому нужно на машине перевезти коляску.  

А вот тульские предприниматели не очень прислушиваются к нам. В сквере рядом с храмом Сергия Радонежского в кафе «Ташир» делали ремонт. Там всего две ступени надо преодолеть, чтобы попасть в кафе. Я попросил сделать пандус. Но пока, увы, руки у хозяев не дошли. Или взять, к примеру, фитнес-центр на Галкина. И подъехать к нему удобно, и сам он просторный, и лифт грузовой есть. Но! На грузовом лифте нельзя перевозить людей, поэтому фитнес-центр для меня пока недоступен.

Вообще, оглядываясь на прошедшие пять лет, могу сказать – программа «Доступная среда» работает, но с небольшими оговорками. И, считаю, программа должна работать и дальше. Новые объекты нельзя принимать без обязательной «доступной среды»!

«За пять лет ничего не изменилось!»

– так считает Ольга Новикова. Напомню, что Ольга в инвалидной коляске с детства. С 1988 года живет в малюсенькой квартирке в доме на углу улиц Майской и Бондаренко. И все это время воюет с чиновниками за возможность выйти в люди.

Ольга Новикова, как и пять лет назад, путешествует по своему микрорайону по проезжей части, потому на ней нет бордюров; Фото с портала Myslo Для Ольги Новиковой сезон навигации по городу скоро закончится. До весны.

– Последние денечки, когда я выезжаю на улицу. Зимой я дома – сидеть в коляске холодно, да и не проехать по снегу. Коляска у меня на ручном ходу, тяжелая, около 50 кг весит.

Двор мой по-прежнему для меня недоступен, хоть и ремонтировали его по комплексному благоустройству. Не углядела, когда ставили тут бордюры.  

Из позитивного – три года назад городские власти пустили до нашей окраины 18-й маршрут. То есть теоретически у меня есть связь с городом. Но это только теоретически.

Потому что остановочный павильон, который оборудовали только в сентябре этого года, стоит на газоне. А остановочной площадки, возле которой должен останавливаться автобус, вообще нет. И даже если автобус остановится, забраться в него я не смогу.

Социальное такси больше не возит нас никуда, кроме как в медучреждения. И то его надо заказывать за два дня. Ни в кинотеатр, ни в магазин, ни в парк доехать я на социальном такси не могу – не положено! Я готова вызвать и оплатить обычное такси, но ведь в него надо как-то пересесть с коляски! И коляску надо как-то убрать в багажник. Для этого обычная легковушка не подойдет.

Мне часто говорят – ну вы же можете попросить привезти вам что-то социального работника! Но это же получается опять изоляция нас, инвалидов, от общества. По принципу – вы сидите дома, не высовывайтесь, мы принесем вам что нужно. Согласна, может быть, лекарства пусть приносит соцработник, а я аннотацию в интернете почитаю, дозировку подберу. Но разве может соцработник подобрать мне белье или одежду?! Я живу одна, ну кто, кроме меня, решит мои бытовые вопросы?!

Я по-прежнему езжу по проезжей части до своего магазина – потому что когда ремонтировали тротуары, кое-где появились бордюры. Ну не могу же я сидеть буквально у каждого и караулить ремонтников!

Теперь мне не надо ждать помощи – чтобы въехать на небольшую горку, чтобы попасть в супермаркет «Спар». Рядом появился «Дикси». Вот только попасть сейчас в магазин мы не сможем – видите, машина перекрыла нашлепку-въезд на бордюр?

– На пандусе скользкие плитки, а должны быть противоскользящие и обязательно установлены перила. Ни того, ни другого! 

Однажды мне женщина решила помочь, подтолкнуть коляску – и сама поскользнулась и упала. Вход в магазин тоже условно доступный. Две двери с небольшим тамбуром – мне нужна помощь постороннего, чтобы эти двери держал.

Еще хуже для меня сложилась история с медучреждениями. Так случилось, что я стала терять зрение – катаракта. Представляете, я и так маломобильная, да и еще и незрячая?! Взяла себя в руки и поехала по глазным клиникам – операцию делать. В МНТК «Микрохирургия глаза» на Зеленстрое попасть не смогла – там крутая лестница в 10 ступенек. Клиника «Взгляд», на первый взгляд, была доступна, но чтобы попасть на второй этаж к врачу, надо подниматься по ступенькам. Медперсонал в этом не помощник.

Но я все-таки сделала операцию в областной больнице. Там и лифты работают, и входные двери открываются, но в туалет попасть нельзя – коляска в дверь не проходит.

Еще одну операцию нужно было сделать, но мне в горбольнице № 6 отказали – я же не смогу сама забраться на операционный стол. Пришлось делать платно в Заречье. Там и стол опускается, и врач вежливый и обходительный.

И еще один важный вопрос. Я всегда участвую в выборах. Но последний раз сказала – больше голосовать не буду. Избирательный участок в 50-й школе расположен на 3-м этаже и совершенно не приспособлен для маломобильных граждан. Даже ворота в школе закрыты, а открыта узкая калитка!

Мне говорят – голосуйте на дому. А мне хочется быть как все – прийти на участок, пообщаться с людьми, почитать материалы про кандидатов. Я все хочу делать сама. Я такая же, как все! 

Т. Алексеева, фото А. Каналина


 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 62 гостей 
Просмотрено статей : 5774586
Индекс цитирования
Оценка качества сайта