Наша жизнь


Легче запретить, чем разрешить PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 

 Наша жизнь. 2009. № 3. С. 2-7.

Представителя региональной общественной организации «Перспектива», инвалида I группы по    зрению Павла Обиуха, купившего билет на рейс Москва-Казань, не пустили в самолет из-за     отсутствия сопровождающего.  

МЫ И ОБЩЕСТВО

     Пожалуй, не было такого издания, которое не написало бы об этой «горячей» новости февраля: представителя региональной общественной организации «Перспектива», инвалида I группы по зрению Павла Обиуха, купившего билет на рейс Москва — Казань, не пустили в самолёт из-за отсутствия сопровождающего. Таковы якобы внутренние инструкции компании «Сибирь». И хоть Павлу всё-таки удалось вылететь в Казань рейсом другой авиакомпании, тем не менее «Сибирь» обвинили в нарушении прав инвалида. А несколькими месяцами раньше в такой же ситуации оказалась менеджер «Перспективы», инвалид-колясочник Наталья Плисецкая. Что это? Случайность или закономерность? И почему такое происходит в России, которая, хоть и недавно, но всё-таки присоединилась к Конвенции о правах инвалидов?

     На этот вопрос пытались ответить участники «круглого стола», проведённого по инициативе общественного движения «Образование для всех», региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» и Российского союза инвалидов. В нём приняли участие многие заинтересованные лица. Московскую городскую организацию ВОС представлял Антон Викторович Федотов, а председательствовал на « круглом столе» заместитель председателя Комитета по образованию и науке Госдумы РФ, вице-президент Всероссийского общества слепых, первый вице-президент Паралимпийского комитета России Олег Николаевич Смолин. И хоть поводом для столь ответственного заседания, проходившего в конце 2008 года, послужил случай с Натальей Плисецкой, разговор, состоявшийся на нём, до сих пор сохраняет свою актуальность, имеет самое непосредственное отношение и к Павлу Обиуху, и ко многим другим инвалидам, столкнувшимся с транспортной недоступностью.

     «Рождён ли инвалид летать?» — таково образное название «круг
лого стола», а речь шла о вполне конкретных реалиях, сложившихся при передвижении лиц с ограниченными физическими возможностями. То, что здесь на лицо дискриминация, признали практически все участники обсуждения. В связи с этим с самого начала определилась основная тематика их выступлений. Она касалась, прежде всего, отсутствия механизма контроля за соблюдением законов, что позволяет ведомствам писать свои правила без учёта интересов инвалидов. «Я хочу процитировать мэра Москвы Юрия Лужкова, который недавно сказал, что жизнь инвалидов в Москве не соответствует человеческим нормам, — подчеркнула Наталья Плисецкая.

— Но я считаю, что это и в целом по России. И если вокруг всё опасно, значит, людям с инвалидностью даже на улицу выходить нельзя. Они должны сидеть дома или жить, работать, учиться только среди своих, то есть в своеобразном гетто. А если инвалид сам себе зарабатывает на жизнь, чего-то достиг в профессии, он не может никуда ни поехать, ни полететь только потому, что для этого нет элементарных условий».

     Депутат Государственной Думы, Паралимпийский чемпион Михаил Борисович Терентьев согласился, что само слово «безопасность» многие учреждения и компании трактуют по-своему, считая, что лучше запретить, чем создать условия для безопасного передвижения человека с ограниченными возможностями, таким подходом унижая его достоинство. А ведь в Конвенции о правах инвалидов есть конкретная статья, которая говорит о том, что инвалид должен сам решать, куда ему ехать, когда и с кем. К тому же Конвенция подходит радикально и к определению инвалидности, сменив медицинский акцент на социальный. То есть получается, что не сам инвалид ограничивает себя в передвижении, а общество не даёт ему такой возможности. Мысль о важности правосознания и гуманного общественного мнения по отношению к инвалидам прошла красной нитью через все выступления.

     Президент Российского Союза инвалидов Вениамин Алексеевич Кузнецов рассказал случай из своей жизни, когда он, вернувшись из отпуска, не мог попасть домой, а также добраться до транспорта по причине того, что рядом развернулось строительство. И когда он
после обращений в органы власти попросил строителей проложить дорогу через пустырь, все возмутились: «Как? Дорогу для одного?» Вениамин Алексеевич считает: для того чтобы законы работали, не ущемляя прав даже одного человека, надо предусмотреть соответствующую компенсацию за их нарушение. Например, строители перегородили дорогу, пусть компенсируют неудобство оплатой социального такси. Не может город оборудовать транспорт для поездки инвалидов — значит, должна быть компенсация, получив которую инвалид будет сам решать свою проблему. Необходимо ввести компенсацию и за припаркованный в неположенном месте автомобиль, мешающий передвижению незрячего. По его мнению, эта мера реально заставит власти учитывать потребности инвалидов в своих планах.

     Самое интересное, сказал юрист Максим Бориславович Ларионов, что закон, обязывающий все организации, независимо от правовых норм, создавать условия для беспрепятственного доступа инвалидов ко всем видам транспорта, существует. Это «Закон о социальной защите инвалидов». А вот Федеральные авиационные правила и Общие правила перевозки пассажиров узаконивают отказ, мотивируя его отсутствием необходимых условий. Но почему такие условия отсутствуют? И почему вместо того, чтобы их создать, инвалиду навязывают такую дорогостоящую услугу, как покупка билета для сопровождающего, хотя Законом «О защите прав потребителей» подобное давление запрещено?

     Но, как известно, легче запретить, чем взять на себя ответственность за обеспечение беспрепятственного доступа к инфраструктуре. К тому же для многих инвалид до сих пор — явление экзотическое, непонятное, и для сохранения собственного спокойствия лучше его не замечать. К сожалению, на сегодняшний день такова позиция общества. Вот и получается, что ведомственные акты порой идут в разрез с федеральными законами и международными документами. Особенно это касается транспортной недоступности, которая является препятствием и при получении образования, и при трудоустройстве инвалида, а по большому счёту, нарушает его конституционные и социальные права. Городской транспорт не 
  приспособлен не только для колясочников, но и для незрячих и слабовидящих людей, да и просто пожилых. На остановках редко встречаются таблички с крупным шрифтом, не вошло в повсеместную практику озвучивание номера прибывающего автобуса, его маршрута. Ирина Владимировна Мясникова, представляющая Ассоциацию помощи больным муковисцидозом, говорила о том, что такие больные тоже ущемлены в конституционных правах, ведь закон разрешает им только раз в году бесплатно доехать к месту лечения, хотя нужно гораздо чаще.

     Президент Европейского Союза слепоглухих Сергей Алексеевич Сироткин сказал, что у каждой категории инвалидов существуют специфические проблемы, в том числе и при пользовании различными видами транспорта, а значит, и свои предложения по обеспечению доступности. Колясочникам нужны низкопольные автобусы.
Незрячим и слепоглухим — особая система шрифтов и ориентиров.
Для того чтобы эти предложения учитывались, надо создать специальную рабочую группу, в которую стекалась бы вся информация такого рода и передавалась бы в соответствующие государственные структуры. Антон Викторович Федотов, заместитель председателя МГО ВОС, отметил, что их организация сотрудничает с правительством Москвы и регулярно подаёт свои предложения в комплексную целевую программу «Социальная интеграция инвалидов и других маломобильных граждан города Москвы», где особой строкой идёт создание доступной инфраструктуры и транспорта. Эти вопросы решаются также совместно с Метрополитеном и Мосгортрансом, что позволило установить в городе несколько десятков звуковых светофоров и добиться, чтобы в метро и в подземных переходах верхнюю и нижнюю ступеньки лестниц окрашивали в контрастные цвета. Однако, по его мнению, продвижению предложений мешает несформированное общественное сознание по отношению к инвалидам. Социальной компетентностью в этом плане должны обладать не только простые граждане, но, прежде всего, государственные чиновники и работники сферы обслуживания. Может быть, стоит подумать о специализированном курсе обучения для них.

     Заместитель руководителя Федерального агентства воздушного
 
транспорта Владимир Борисович Чертог предложил не увлекаться социальным аспектом проблемы, поскольку влияние на общественное сознание — процесс длительный, а решать проблемы инвалидов надо, как говорится, здесь и сейчас. И делать это лучше через закон «О техническом регулировании». Не призывать к тому, что на воздушном судне что-то должно быть, а заложить это «что-то» в данном Законе. И пандусы, и кнопки, и расстояния между креслами, чтоб коляска проезжала, нужно отражать в технических требованиях. Правильно выстроенная техническая система позволит и перевозчику определить эффективную систему поддержки. «Если вы создадите рабочую группу, которая сделает законы живыми, мы готовы с вами сотрудничать», — сказал представитель агентства.

     Председатель Совета директоров Национального общества «Качество» Геннадий Владимирович Мельников отметил, что «необходим механизм общественного мониторинга того, что происходит в сфере доступности объектов социальной инфраструктуры, включая транспорт». Этот механизм нужно закрепить законодательно, чтобы он не обсуждался эпизодически на слушаниях, а превратился в систему.

     Но где она, эта рабочая группа, которая обеспечит такой механизм, если даже в Государственной Думе посчитали необходимым оборудовать пандусы только тогда, когда в её составе появились инвалиды-колясочники? Где тот добрый «дядя», который всё это услышит, учтёт и сделает так, чтоб всем вокруг было хорошо? К кому мы обращаемся со своими предложениями? Председательствующий на «круглом столе» Олег Николаевич Смолин подчеркнул, что в прежней редакции «Закона о социальной защите инвалидов Российской Федерации» было предусмотрено, что решения по вопросам инвалидов должны принимать при участии их общественных организаций: «То есть ничего для нас без нас. Теперь это положение после принятия закона о монетизации льгот ушло». Но ведь создан Совет по делам инвалидов при Президенте РФ. Может быть, он станет тем координатором, который глубоко и всесторонне рассмотрит и решит проблему, обеспечит, наконец, инвалидам равные права со здоровыми людьми во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и в
свободе передвижения", чтобы в будущем не было ситуаций, подобных тем, что произошли с Натальей Плисецкой и Павлом Обиухом.

     Ну, а завершить этот скромный обзор материалов «круглого стола» на тему «Рождён ли инвалид летать?» хотелось бы следующим признанием Олега Николаевича Смолина: «К сожалению, эволюция российского законодательства, связанного с социальной защитой инвалидов и свободой их передвижения, на транспорте в особенности, претерпела не лучшие изменения. Если до 2005 года мы имели вполне европейский «Закон о социальной защите инвалидов», то в процессе так называемой монетизации были приняты поправки, которые отменили, прежде всего, транспортные льготы для инвалидов. Если бы такие ограничения действовали в период моей молодости, то, скорее всего, я не смог получить нужное мне образование, поскольку вынужден был постоянно ездить в аспирантуру из Омска в Уральский университет и пользовался льготой как инвалид первой группы не только для себя, но и для сопровождающего. При современных ценах и отсутствии льгот такие поездки были бы просто-напросто невозможны».      Разговор, состоявшийся на «круглом столе», тем более актуален, что в преддверии ратификации Россией Конвенции о правах инвалидов в стране ведётся работа по приведению нормативной базы в соответствие с положениями Конвенции.

Валентина Дмитриева

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 99 гостей 
Просмотрено статей : 5775986
Индекс цитирования
Оценка качества сайта