Наша жизнь

Главная Курск Социализация инвалидов Профессионал с большой буквы

Профессионал с большой буквы PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 

Городские известия. - 2012. - № 64. (29 мая) - С. 5.

Иван Третьяков

Для современного человека компьютер – хороший помощник, а для кого-то еще и друг. Иван Третьяков буквально не расстается со своим нетбуком. Коллеги отзываются об Иване Николаевиче как о профессионале высокого класса и замечательном человеке. Он стал первопроходцем в компьютеризации многих подразделений регионального отделения ВОС. В этом не было бы ничего необычного, если бы не одно обстоятельство: Иван Третьяков – незрячий.

– Иван Николаевич, где вы овладели этой профессией?

– Это длинная история. Вообще-то я музыкант с высшим образованием. В шесть лет лишился зрения, и родители отдали меня в специализированную школу для незрячих в Подмосковье, где я начал учиться музыке по классу баяна.

– Ваши родители музыканты?

– Нет, ученые-агрономы. Они окончили Тимирязевскую сельскохозяйственную академию и работали в совхозе в Подмосковье. В нашей семье считали, что надо обязательно получить высшее образование. С детства у меня была тяга к технике, к математике. Когда началась тригонометрия, делал сам все чертежи. У нас математичка была небольшого роста, со спокойным нежным голосом, но с жестким характером. Она говорила: хочешь не хочешь, а надо изучать математику. Вообще в нашей школе было много хороших преподавателей, особенно музыки. Мой педагог по классу баяна хорошо играл, причем все слету, и мог увлечь людей.

Я увлекся музыкой и поступил в Курское музыкальное училище для слепых, которое окончил с красным дипломом. Учился у Виктора Пантелеевича Кашенкова. Он очень много дал мне и с точки зрения музыкальности, и как человек.

Еще у нас был вокальный кружок, который вела Наталья Эдуардовна Бусарова. Я занимался у нее четыре года (потом мне удалось в Москве полтора года позаниматься у Евгения Гавриловича Кибкало). А преподавателем сольфеджио была Ирина Филипповна Стародубцева. Иногда она садилась за рояль и пела, чтобы приблизить нас к высокому искусству. Как она пела! Ее голосу было тесно в 25-метровом классе.

Представляете, какие люди! Наверное, поэтому я получился таким: с определенной уверенностью в себе, с волей.

Родители купили мне очень дорогой баян, который в советские времена стоил столько же, сколько автомобиль «Запорожец». После музучилища поступил в Московский государственный специализированный институт искусств. Когда окончил его, продал свой баян и купил синтезатор Roland XP50, один из тогдашних типовых музыкальных инструментов. Освоить его помог однокурсник из Туркмении. За два дня я научился писать на нем «фанеры».

– Как это делается?

– В синтезаторе множество различных звуков: пианино, басы, скрипки, барабаны… Выбираем звук, прописываем партию, потом на нее накладываем ритм-секцию. Получается музыкальное полотно из различных звуков, в зависимости от того, какая задача стоит: попса, эстрада, джаз. Это может быть аккомпанемент для вокалиста или музыкальное сопровождение для живого инструмента.

– Вам это нужно было, чтобы зарабатывать деньги или для души?

– И для того, и для другого. Я понял, что баян – это не мое призвание, и решил работать с синтезатором. Тогда же начал осваивать компьютер. Основатели нашего института Андрей Мекке и Ольга Романовская были очень дружны с тогдашним министром культуры Николаем Губенко, который помог «выбить» достаточное количество денег на развитие нашего вуза. Часть из них израсходовали на приобретение компьютеров. Сначала я ходил вокруг да около, потом начал потихоньку осваивать их. Записался в компьютерный кружок при Московском институте повышения квалификации. Ходил туда месяца два и только к концу второго начал чуть-чуть что-то понимать. Там узнал о речевом доступе, о брайлеровском дисплее, отображающем текстовую информацию в виде восьмиточечных символов. Он дает возможность работать незрячим и слабовидящим людям.

Потом мне очень повезло: в наш институт взяли отличного специалиста для обслуживания компьютеров. Я задавал ему вопросы, он отвечал на три-четыре из них, и я все обдумывал до его следующего прихода.

В это же время судьба свела меня с Юрием Котовым, дизайнером-верстальщиком одного из наших ВОСовских журналов. Мы с ним пообщались несколько раз, и я понял, как пишутся компьютерные программы. Мне нужен был секвенсор – программа для записи и дальнейшего сведения музыкальных композиций. С ее помощью звуковые дорожки отображаются, складываются вместе и получается партитура. Эта программа лежит в основе создания компьютерных музыкальных композиций. Я написал свой собственный секвенсор, который все нотки показывал. Он работал, и это было здорово!

Ни одна студия звукозаписи не может обойтись без секвенсора. Из нашей институтской студии мне перепадали кое-какие программы. В том числе «сakewalk» 6-й и несколько плагинов. И я начал с ними работать: редактировать документы, монтировать аудио- и видеозаписи. Смонтировал несколько спектаклей, которые мы делали с Игорем Востровым. В актерской среде это имя хорошо известно.

– Наверное, за годы учебы и работы в Москве вам часто приходилось общаться со знаменитостями?

– Да, случалось. Моя рука «хранит рукопожатие» Александры Пахмутовой и Николая Добронравова, у которых я был в гостях.

– Как же это вам так повезло?

– Вот так, повезло! Молодым об этом скажешь, а они ответят: подумаешь, ну что там Пахмутова… А я горд тем, что жал ей руку. Александра Николаевна вместе с Николаем Николаевичем написали гимн нашего института. Вот его первый куплет с припевом:

Стань над мелкою водою,
Распахни свои крыла.
Там, за болью и бедою,
Реки правды и тепла.
Без надежды нет актера.
Есть у нас любовь и сцена.
Дай мне силы, Терпсихора,
Дай мне силы, Мельпомена.

Хорошие стихи и музыка замечательная. А чтобы выучить гимн и отпраздновать это событие, мы, студенты музыкального и актерского факультетов, поехали к Пахмутовой и Добронравову. Квартира у них в Хамовниках большая, один зал – 50 квадратных метров. Нас очень доброжелательно принимали. Пили чай с тортом, слушали записи Юлиана, который исполнял гимн нашего института. Александра Николаевна рассказывала о том, какие балеты и оратории ею написаны. Я слышал рояль, на котором она играла, писала свою музыку. Она такая маленькая-маленькая, шустренькая, живчик. А Добронравов – солидный, степенный, и они дополняют друг друга.

У меня было еще одно интересное знакомство – с членом Союза композиторов Мирабом Парцхаладзе, написавшим огромное количество детских песен. Я назвал бы его хоровым гением. И с членом Союза писателей Ниной Соловьевой, которая писала тексты детских песен. Мы долго сотрудничали с Мирабом Алексеевичем. Записали диск, 16 фонограмм. Созванивались, он прямо на телефон играл мне на рояле, давал рекомендации. Я бывал у него в гостях.

На дне рождения незрячего депутата Госдумы Олега Смолина я сидел за пультом звукорежиссера. Мы с ним записали юбилейный диск для его друзей. Тогда меня поразило, как виртуозно Олег Николаевич играл на фортепиано.

– Вы работали в институте звукорежиссером?

– Что-то вроде того. Только помимо этой работы еще паял провода, вставлял стекла.

– Кстати, Валентин Викторович Твердохлеб говорил, что вы еще превосходно орудуете «болгаркой».

– Насчет превосходно сказать не могу, потому что нечасто ею пользуюсь. А вот паяю, действительно, неплохо. В центре реабилитации КРО ВОС и в библиотеке слепых все звуковые провода и конвекторы спаяны мною. Надо было купить нужный провод, правильно его проложить, пропаять разъемы, собрать колонки. Одним словом, куча вопросов, и мы с шофером правления ВОС Сергеем Кузнецовым все это успешно сделали.

Где бы я ни работал, везде организую одноранговые сети – и в центре реабилитации, и в библиотеке имени Василия Алехина, и в областном правлении ВОС.

– Читатели библиотеки для слепых с восторгом отзываются о «говорящих» книгах, которые вы делаете. Говорят, что они идут нарасхват.

– Мы издаем их вместе с актрисой драмтеатра имени Пушкина Ниной Олешня-Полищук. Нина Степановна – превосходный диктор. Мы с ней приноровились друг к другу и испытываем огромное удовольствие от совместной работы.

Некоторые артисты или дикторы читают книги очень занудно, больше пяти-десяти минут слушать их невозможно. А Нине Степановне удается многое благодаря актерскому мастерству. Она умеет понять и прочувствовать душу героев книг, увлечь людей. Когда она читает, забываешь о настоящем и начинаешь жить книгой.

– Кто занимается подбором произведений?

– Мы записываем курских авторов, произведения которых подбирает коллектив библиотеки. Каждый из нас вносит свою лепту. Когда у людей совпадают взгляды, художественные вкусы, все делается правильно. Нам интересно сотрудничать, мы идем на работу, как на праздник.

– Каким именно курским авторам отдаете предпочтение?

– Наша библиотека носит имя Василия Алехина. У нас практически все его произведения начитаны, а также многие книги Константина Воробьева, Евгения Носова, краеведа Владимира Степанова о Курске – «Красная площадь», «Пешком по городу». А если вы почитаете книги Елены Холодовой, то узнаете, что из Курска очень многие уехали в столицу и стали известными людьми.

– А вы почему же из Москвы приехали в Курск?

– Там люди готовы друг друга «сожрать». Даже самая последняя мышь из угла или муха воображает себя гигантом и готова проглотить слона. Это до предела «достает». А курская жизнь... — вот этот уровень по мне, по моему плечу.

– Какое место в вашей жизни занимает семья?

– Очень большое, потому что мне необходимо, чтобы близкие люди понимали мои трудности и уважали их.

– Извините за неделикатный вопрос. Как же вы ориентируетесь на улице, если ничего не видите?

– А вот так. Просто не надо никогда руки опускать. Как только человеку делается лучше или совсем хорошо, он перестает быть активным. Поэтому чем хуже, тем лучше в этом мире. Чем меньше человек трудится, тем хуже для него. Это мое мнение.

– Расскажите, пожалуйста, о своей жене.

– Аня – моя вторая жена. К моему стыду или к радости, мои первая и вторая жены дружат, помогают друг другу. Аня учится в РГСУ и когда уходит на занятия, оставляет нашу дочь Соню с Людмилой. И Сонька ее очень любит. От первого брака у меня сын Егор, мы с ним часто общаемся. Люда очень хорошая добрая женщина, а с Аней мы друг друга стоим по определенному внутреннему содержанию.

Вера ЛАПИЦКАЯ

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 46 гостей 
Просмотрено статей : 5467710
Индекс цитирования
Оценка качества сайта