"Слышать" глазами красоту богослужения Печать
Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 

Городские известия. - 2013. - № 146. - 7 декабря. - С. 5.

ИнтереКлирик Знаменского кафедрального собора отец Константин Аристовсующихся церковной службой глухих и слабослышащих людей становится все больше и больше. Но утолять жажду духовной жизни и постигать красоту и глубину учения православной христианской церкви вместе со слышащими для них затруднительно. Клирик Знаменского кафедрального собора отец Константин Аристов получил благословение митрополита Курского и Рыльского Германа на работу с инвалидами по слуху. Пока он единственный в Курской епархии священнослужитель, владеющий жестовым языком.

— Отец Константин, в семье вы не получили религиозного воспитания. Как и когда у вас появилось желание посвятить себя Богу?
— Родители мои были неверующими людьми, в храм не ходили. И только совсем недавно я узнал от отца, что мой прадед был священником, жил в Одессе. В советское время об этом просто не говорили. Я тоже был неверующим, ходил мимо храмов, максимум — любовался их архитектурой.
В 2002 году случилось событие, которое перевернуло мою жизнь. Я был лихой парень и путешествовал автостопом из Севастополя в Северодвинск, откуда я родом. Под Москвой меня взяли к себе в машину люди, которые, как я понял по стилю их вождения, были подшофе. На скорости 140 километров в час мы попали в жуткую аварию. Мои попутчики получили тяжелые переломы. Я потерял сознание, а когда очнулся, оказалось, что у меня всего лишь несколько царапин. Тогда я понял, что Бог есть, почувствовал это всем своим нутром. Меня подобрала проезжавшая мимо «Газель». Водитель предложил заехать в Антониево-Сийский монастырь недалеко от Архангельска. Там впервые в своей жизни я почувствовал себя комфортно, моей душе было очень хорошо. Честно говоря, сам не понимал, почему так произошло, но к Богу я пришел осознанно только через пять лет.

— Что вас к этому сподвигло?
— Мы с другом приехали на Валаам с палатками и гитарой, чтобы просто полюбоваться красотой природы Карелии. Мой папа очень любил ее и много рассказывал мне о ней.
Как сказано в Священном писании, ищите и найдете, стучите и отворят вам. Я всегда задавал себе вопрос: кто я, зачем пришел в этот мир? В юности долго искал свой путь: учился в кораблестроительном институте, но бросил, поняв, что это не мое. Отслужил в армии и поступил в пединститут, но никак не мог найти себя. Когда приехал на Валаам, Господь отворил передо мной эти двери. Даже мой друг не понимал, что со мной происходит, настолько сильно был я впечатлен увиденным. Это не передать словами. Я почти не спал, на все смотрел широко открытыми глазами. Самое удивительное для меня было то, что все люди, с которыми я общался, были с удивительно чистыми глазами, как небожители.
Потом в моей жизни случилась одна неприятная история, после которой я чувствовал себя виноватым и понял, что смогу загладить свою вину только на Валааме. Забрал документы из пединститута, где учился уже на втором курсе, и поехал на Валаам. Креститься еще не собирался, но понимал, что только там смогу обрести душевный покой. Друзья и особенно родители не понимали меня. Конечно, мой поступок поверг их в шок.
Поселившись в монастыре, я задумался о православии, о таинстве крещения. В тот момент в моей голове была полная неразбериха. Самое поразительное в этой истории то, что крестили меня ровно через пять лет, день в день, после той аварии.

— Как будто предопределение свыше?
— Да, когда меня крестили, я почувствовал соприкосновение своей души с Божьей благодатью. У меня больше не было вопросов, кто я и зачем живу. Тогда я понял, что мне нужно жить в монастыре. Целый год мучился над вопросом, монах я или нет, и задал его священнику, к которому ходил на исповедь. Он посоветовал мне поехать в Санкт-Петербург к отцу Иоанну Миронову. Во время встречи с ним я спросил, что мне делать, поступать в семинарию или идти в монастырь. Отец Иоанн посоветовал поступить в семинарию, что я и сделал.

— Почему вы занялись изучением жестового языка?
— Можно сказать, что к этому меня привело счастливое стечение обстоятельств. Однажды после уроков зашел в актовый зал, где проходила конференция по социальному служению. Посмотрел видеоролик, где показывали глухих, которые оживленно что-то говорили на жестовом языке. Это меня заинтересовало, и я познакомился с настоятелем православной общины глухих, которая была создана при педагогическом институте имени Герцена. После этого ролика наш проректор предложил желающим записаться на факультатив по сурдопереводу богослужения. Так я попал на факультатив и после уроков изучал жестовый язык. Из общины глухих приходил сурдопереводчик Денис Александрович Заварицкий, стоявший у истоков ее создания. Он обучал нас различным терминам: и религиозным, и светским. Это меня вдохновило, и на четвертом курсе я защитил дипломную работу по сурдопереводу литургии святителя Иоанна Златоуста — одного из распространенных богослужений, с видеоприложением. Сейчас заочно учусь в Санкт-Петербургской православной духовной академии, где продолжаю тему «Сурдоперевод таинства крещения и миропомазания». Также планирую сделать теоретическую часть с видеоприложением.
После посвящения меня в диаконы служил целый год в храме у отца Иоанна у Московских ворот, но там не было возможности служить с глухими. Я приезжал к ним в общину и просто пил с ними чай, чтобы научиться жестовому языку. Потому что одно дело, когда ты изучаешь его на уроке со слышащими под руководством преподавателя, а другое — живое общение. Честно скажу, что до сих пор не всегда хорошо понимаю их. Тут многое зависит от уровня образованности человека. Это как почерк: бывает каллиграфический, а бывает корявый.

— Как вы оказались в Курске?
— Моя жена Анечка — курянка, поэтому перед окончанием семинарии я написал прошение, чтобы меня распределили в Курск. Когда приехал сюда, сразу пошел к митрополиту Герману и обозначил свое желание работать с глухими. Владыка одобрил мои намерения. Получив его благословение, направился в региональную организацию ВОГ, где меня очень тепло встретили и председатель Александр Витасович Качергис, и все остальные. Теперь раз в неделю прихожу в ДК ВОГ. Когда привозили в Знаменский собор чудотворную икону Божией матери «Знамение» Курская Коренная, я договорился с отцом Андреем Ивановым, настоятелем храма святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Он служил молебен, а я стоял рядом и переводил на жестовый язык. Тогда на богослужении было очень много глухих: и взрослых, и учащихся школы-интерната для глухих и слабослышащих детей вместе с директором Ларисой Малеховой.
Сейчас вместе с единомышленниками и помощниками — сурдопереводчиком ДК ВОГ Валентиной Супруновой, Еленой Балашовой, Ольгой Татаренковой, которая работает в иконной лавке Знаменского собора, мы готовимся к богослужению на жестовом языке. Это будет молебен именно для глухих и слабослышащих людей.

— Чем он отличается от обычного молебна?
— Тем, что священник обращен лицом не к алтарю, а к прихожанам, давая им возможность глазами «слышать» красоту богослужения и песнопения. Я буду служить на жестовом языке молебен, а женщины выступят в роли сурдопереводчиков.

— Почему для этого выбран именно Знаменский собор?
— Он — самый просторный и как никакой другой подходит для этого.

 

Вера ЛАПИЦКАЯ