Наша жизнь

Главная

Другая жизнь инвалидов по зрению PDF Печать E-mail
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 

Курская правда. – 2017. – № 145. – 7 декабря. – С. 20.

Фото из газеты КУРСКАЯ ПРАВДА Писать или не писать? Передо мной открыта страница в соцсетях, на фотографии – мужчина в темных очках. Представить, что он сможет прочитать мое сообщение и уж тем более ответить на него, я не могла. Мне вообще плохо представлялось, как незрячие люди взаимодействуют с окружающим миром. Пока в преддверии декады инвалидов, которая в Курске проходит с 1 по 10 декабря, я не посетила центр реабилитации слепых и не пообщалась с его подопечными и наставниками.

Камчатка – Миссисипи – Курск

С Антоном Консолярино (это ему я не решалась отправить сообщение) нас «познакомил» чемпионат профмастерства среди людей с инвалидностью «Абилимпикс». Курянин занял второе место в компетенции «Переводчик» на региональном этапе. Чему был несказанно удивлен, хотя за плечами у него – работа переводчиком и два года жизни в США по программе обмена. Эта американская история меня особенно заинтересовала: не каждый здоровый человек решится махнуть за океан, а здесь – тотально слепой. Потом оказалось, что родился Антон Андреевич на Камчатке, а среднее образование получал в Харькове. В общем, маломобильным Консолярино ну никак не назовешь. И во многом благодаря родителям.

– В три года у меня нашли онкологическое заболевание, – рассказывает мужчина. – Сначала удалили один глаз, потом другой. Но никогда, сколько себя помню, родители не относились ко мне как к инвалиду. Они хотели, чтобы я все умел делать сам. Поэтому я ни разу не подумал: «Смогу ли это сделать?». Меня интересовало только, как лучше сделать, чтобы задуманное получилось.

Захотел выучиться играть на бас-гитаре – и вот уже Консолярино выступает в составе местной группы. Не получилось устроиться на работу по специальности (Антон Андреевич – юрист), занялся переводами. Он открыт для всего нового. Поэтому, когда в 2013 году семья переехала в более теплый регион, адаптация прошла довольно быстро.

– Это сейчас в Курске почти 90 перекрестков оборудовано звуковыми светофорами, около 700 автобусов – системами автоматического объявления остановок. А тогда город еще не был так адаптирован для слепых людей, – вспоминает Антон Консолярино. – Но в Петропавловске-Камчатском не было вообще ничего. К тому же эти бесконечные лестницы – традиционная атрибутика города на сопках – значительно усложняли жизнь инвалидам.

Другая проблема, с которой еще несколько лет назад сталкивались люди с нарушением зрения, – негативное отношение окружающих. Доходило до абсурда: когда в маршрутку заходил незрячий пассажир, от него попросту отсаживались.

– Как будто слепота заразна, – горько улыбается Антон Андреевич. – Но сейчас от человека с тростью уже не шарахаются, а все чаще стараются помочь, подсказать. Ведь для многих незрячих каждый выход из дома – уже испытание. А если нужно перейти дорогу, зайти в магазин, в банк?

Кому нужен слепой музыкант?

Фото из газеты КУРСКАЯ ПРАВДА Как правило, инвалиды по зрению получают среднее образование в школе-интернате, а значит, их связь с внешним миром зачастую ограничена стенами учебного учреждения. Павел Кузнецов вообще до 7 класса находился на домашнем обучении и только потом продолжил занятия в Липецкой школе-интернате. Поэтому признается, что на улице он ориентируется не очень хорошо. К тому же машины, припаркованные на любом свободном пятачке, все время приходится обходить.

Курянин слепой с рождения. В конце декабря ему исполнится 29 лет, и он до сих пор нигде не работает. По специальности Павел – преподаватель музыки, окончил Курский госуниверситет. Играет на баяне, поет. Но, кроме как в центре реабилитации, его умения нигде не пригодились.

– Поначалу, когда получаешь диплом, рвешься на работу, ищешь вакансии, ходишь на собеседования, – рассказывает Павел Кузнецов. – Но получая отказ за отказом, понимаешь, что никому не нужен. И желание работать пропадает.

Быть первым

– Любой инвалид, чтобы конкурировать на рынке труда, должен быть на голову выше других соискателей, – уверен специалист по спорту центра реабилитации слепых Руслан Тихонов. – Я это еще в школе понял, когда мои одноклассники могли списать у соседа по парте, а мне приходилось надеяться только на свои знания.

Руслан Юрьевич родился с катарактой обоих глаз. Раньше носил очки, после операции может обходиться без них. Признаться, я бы и не догадалась, что передо мной инвалид 2-й группы по зрению, если бы телефон Тихонова не «заговорил» в режиме работы для плохо видящих людей. Спортивный костюм, крепкое телосложение – минус еще один факт из копилки моего стереотипного представления об инвалидности.

На наивный вопрос, как спорт и незрячие люди вообще совместимы, Руслан Юрьевич начинает перечислять: шашки, шахматы, настольный теннис, пауэрлифтинг. Всем этим инвалиды по зрению занимаются в Курске. И добиваются больших успехов. Например, Денис Малеев – чемпион мира по стоклеточным шашкам среди инвалидов, его супруга Ирина Барбашова получила на этих соревнованиях «бронзу». Василий Морарь и Елизавета Саласина – чемпионы России по пауэрлифтингу (спорт слепых). А сколько наград у курянина Александра Немчинова! У него-то и начал тренироваться Руслан Тихонов, а спустя три года стал чемпионом России по пауэрлифтингу.

В спорте нашел себя и Тихонов-младший. У Ростислава такое же заболевание, как и у отца. И такое же желание во всем быть на голову выше других. Как результат – первое место на чемпионате мира по пауэрлифтингу среди незрячих.

– Сложнее всего «заманить» в спортзал, – рассказывает Руслан Юрьевич. – Сегодня и здорового-то человека из дома не вытащишь, что уж говорить об инвалидах. Но если удается «подружиться» со спортом, то это дружба навек.

Нам гаджет жить и дружить помогает

По словам руководителя центра реабилитации слепых Даниила Кулакова, больше всего у инвалидов по зрению востребовано все же социокультурное направление. Люди занимаются вокалом, музыкой, на базе ЦРС организован хор.

Еще в последнее время очень популярны занятия по информтехнологиям. В обиход незрячих людей прочно вошли компьютеры и смартфоны. Специальные приложения помогут узнать, горит ли в помещении свет, определят номинал денежной купюры, цвет предмета. Хорошо работают программы наподобие навигатора, позволяющие инвалидам по зрению ориентироваться на улице. Каждое нажатие на кнопку сопровождается звуковым комментарием. Стороннему наблюдателю этот текст, произнесенный как бы в режиме перемотки, может быть непонятен. Но незрячие куряне уже привыкли к своему электронному «говоруну», который позволяет им обрести определенную самостоятельность. И новых друзей. Ведь слепые пользуются не только телефонной связью, но и соцсетями.

Может показаться, что такое виртуальное общение маломобильным людям во вред. Но специалист по социально-психологической адаптации инвалидов Светлана Лямина уверена, что зацикленность на гаджетах незрячим курянам не грозит еще как минимум лет 10. Они все же хотят живого общения, поэтому за год в центре реабилитации насчитывают до 2 тысяч посещений. Есть разовые визиты, кто-то ходит в учреждение на улице Маяковского регулярно.

С детьми сложнее

Согласно официальным данным, Курская региональная организация ВОС объединяет 2534 инвалида по зрению. Но незрячих и слабовидящих людей в регионе больше. Просто у кого-то родители боятся признаться себе и окружающим, что ребенок нуждается в помощи специалистов. А кто-то, потеряв зрение уже будучи взрослым, замыкается в себе и разрывает связь с внешним миром.

– Они придут к нам через год, – говорит Светлана Лямина. – Свыкнутся с мыслью о своем новом состоянии, а потом придут. И начнется работа. Беседуем, объясняем, что на этом жизнь не заканчивается, просто она теперь другая. Но бывают и тяжелые случаи, когда я понимаю, что своими силами мне не справиться, и обращаюсь за помощью к клиническому психологу.

Фото из газеты КУРСКАЯ ПРАВДА Особенно сложно принять свое новое положение тем, кого инвалидность лишила близких людей, любимой работы. Но от подобного не застрахован никто. Одна молодая женщина, выходя из дома, поскользнулась и упала. Секунда, и ее жизнь погрузилась во мрак, в прямом и переносном смысле. О высокой должности пришлось забыть, спустя какое-то время от нее ушел муж, круг друзей значительно сузился. А успешную карьеру другого курянина перечеркнула автомобильная авария. Жена не захотела мириться с новым статусом супруга, подала на развод. Молодой мужчина остался один на один со своей инвалидностью и ипотекой.

И все же, по словам Светланы Анатольевны, людям, потерявшим зрение в сознательном возрасте, проще войти в эту «жизнь на ощупь». С детьми сложнее. Сначала они могут столкнуться с гиперопекой родителей. Например, был случай, когда в центр четырехлетнего незрячего ребенка принесли на руках, потому что он попросту не умел ходить. Взрослые не позволяли ему свободно передвигаться в пространстве, чтобы избежать возможных травм.

Потом в жизни инвалида по зрению появляется школа-интернат, где с недавних пор перестали учить даже элементарным вещам: как налить чай и не обжечься, как порезать хлеб. Теперь эти функции должен взять на себя центр реабилитации, чтобы дать почти что «парниковым» людям возможность жить самостоятельно.

Ведь нет сферы, в которой они не могли бы проявить себя. Из инвалидов по зрению получаются замечательные музыканты, юристы, массажисты, переводчики, преподаватели, прекрасные мужья и жены, любящие родители. Просто нужно вовремя подать руку помощи, чтобы им было легче ориентироваться в этом мире, который они никогда не видели или больше уже не увидят.

И. Легкопытцева, фото автора


 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Сообщения чата
Имя
Опрос: Как вы решаете проблемы со зрением?
 

Авторизация



Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 83 гостей 
Просмотрено статей : 5324015
Индекс цитирования
Оценка качества сайта